Дом мебели

Оно займет свои, именно свои, а не случайные свободные места в городе, являясь элементом единого эмоционального тематического градостроительного плана. Мы — свидетели еще одной грани интересного процесса изменений многих соотношений, который происходит в современном многоэтажном городе. Раньше в городах было определенное простейшее соотношение между жильем и общественными сооружениями, когда на фоне малоэтажного жилья выделялись крупные общественные сооружения. Сейчас фон — многоэтажные жилые дома. Общественные здания выделяются в городе не абсолютными размерами, а особыми приемами их размещения, композицией, формами, крупным масштабом. Нечто подобное в ближайшее время должно произойти в области монументальной литературы. Не величина, не абсолютные размеры, не цвет и даже не всегда масштаб способны выделить пропагандистские слова в городе, а особая организация среды, которая их окружает. Пропагандистское слово требует к себе внимания. Оно должно быть перед глазами человека. В него надо вдуматься. К нему надо прийти или хотя бы подойти. Мимо него нельзя пробегать. И может быть поэтому вновь стоит вспомнить Марсово поле — один из центральных, но отстраненных от городской суеты ансамблей, который вошел в жизнь каждого ленинградца. Мы привыкли к связи архитектуры и изобразительных искусств. Привыкли к синтетичности кинематографа и театра, где объединены зрелищные, изобразительные искусства, литература и музыка. Жизнь уже очень давно, много десятков веков тому назад, потребовала синтеза литературы и изобразительных искусств. Литературы и архитектуры. Пропагандистское слово, начертанное художниками-монументалистами, должно стать особым видом синтетического искусства. Монументальная живопись и скульптура в общественных зданиях Узбекистана (опыт исторического обзора)

Releated Post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.