Монументальный плакат

Вводя условное обозначение монументальный плакат, мы не вуалируем известное противоречие: боевая однодневка, листовка превращается в постоянный элемент городского ансамбля. Однако это может быть то соотношение между временным и постоянным, какое в некоторых случаях сопровождает процесс рождения больших архитектурных замыслов. На первой стадии найдена идея, которая проверяется на временном сооружении в натуре. Выдержав длительную проверку, временное превращается в постоянное. Именно такой отборочный смотр мог бы иногда происходить при выборе слов для произведений монументальной литературы. Увековечивалось бы то, что прошло проверку временем и стало необходимым людям. Казалось бы, что природа слова в политическом плакате и произведении монументальной литературы едина. Практика наших дней подтверждает это и одновременно заставляет задуматься над явным преимуществом графически оформленного слова перед выбором слов и их начертанием в современной монументальной литературе. Если бы понадобился пример экономного и действенного употребления слова в современном политическом плакате, очевидно, многие назвали бы получивший всемирное признание польский плакат. В нем найдено и зрительное единство образов слова и изображения, и смысловое единство словесно-изобразительной композиции. В результате перед нами — произведения, гипнотизирующие, завораживающие, подчиняющие человека, не позволяющие пройти мимо. Подобно тому, как передавший ужас подлинной трагедии плакат Д. Моора Помоги заставлял содрогаться прохожего, кем бы он ни был, в плакатах Т. Трепковского, Г. Томашевского и Ю. Мрощака главное — сопереживание зрителя. В то же время и в памятнике силезским повстанцам на горе св. Анны близ Катовице (К. Дуниковский, 1946-1952) и в памятнике героям Варшавы (М. Конечный, 1964) нет необходимости в слове.

Releated Post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.