Усадебная застройка

За этим читается конструкторская мысль: есть основание, есть оптимальная для него нагрузка основными этажами, после чего неизбежна разгрузка, разрешение в виде фронтона, мезонина, бельведера. Многоэтажный дом как бы оправдывает свои размеры тем, что он живет и растет по иным тектоническим законам. Это как бы скала лишь с прилепившимися к ней балкончиками и эркерами, или же какой-то саморастущий монолит, на который не распространяются законы ордерной тектоники. Рядом с ним особняк существует, как куст рядом с деревом, — два объекта с разными, хотя и, родственными законами роста. Аналогичное сочетание тектонических принципов наблюдается и при соседстве доходных многоэтажных зданий с наследием культовой архитектуры. Конфликт же такого соседства лежит преимущественно не в области тектоники сооружений, а в области архитектурно выраженного содержания объекта, а отсюда — и характера архитектурно-пространственной структуры улицы. Если в городе предшествующих периодов, как это уже отмечалось, храм идейно и формально-композиционно возглавлял застройку, то в соседстве с громадами доходных домов он в значительной степени утрачивал эту роль. (Новые храмы и колокольни, возникавшие в это время, отличались более крупными размерами, отвечавшими возросшей средней высоте застройки.) Доходный дом не мог взять на себя роль главы застройки из-за своего вполне рядового функционального содержания и, одновременно, достаточно тривиального внешнего вида. Хотя в формальном плане новые дома и стремились возглавить застройку. Не случайно становятся распространенными венчающие фасад башенки, занимающие важные точки в панорамах улиц. На центральных улицах Петербурга, Москвы и некоторых других крупнейших городов складывались значительные участки, сплошь составленные из многоэтажных домов.

Releated Post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.